Как выжить после ядерного удара

Несмотря на маловероятность полномасштабной атомной войны, исключить ее полностью, к сожалению, нельзя. Вопреки всеобщим надеждам, со временем такая возможность отнюдь не снижается, и лучше запомнить, как действовать, если в вашем распоряжении считанные часы, минуты или даже секунды.

В 1964—1967 годах пара американских физиков, едва окончивших вуз, провели «Эксперимент страны N» и, по информации из открытых источников, менее чем за три года создали работоспособный проект ядерной бомбы. К счастью, большинство злоумышленников далеко не так образованны, а чтобы перейти от проекта к готовому изделию, нужны как минимум газовые центрифуги для получения урана, что требует большого, опасного и сложного производства. Возможно, лишь поэтому ИГИЛ еще не взрывает такие бомбы направо и налево.

Однако риск увидеть ядерный взрыв никуда не исчез. Даже технический сбой системы предупреждения о ракетном нападении теоретически может запустить механизм большой войны и без особого желания соперничающих сторон, не говоря уже обо всех воинственных заявлениях политиков по обе стороны океана. Что же делать, если дело все-таки дойдет до ядерных взрывов над городом?

Секунды до взрыва

Самая «продвинутая» ядерная боеголовка, с которой может столкнуться житель России, — это американская W88 мощностью 475 кт. Оптимальная высота ее подрыва в случае удара по городам составляет около 1840 м. Прежде всего появится высотная вспышка, звук придет с большим опозданием. Увидев ее, мешкать не следует. Треть энергии взрыва доходит до нас как световое и ИК-излучение, пик его мощности достигается в течение секунды после взрыва. Однако само свечение продолжается более пяти секунд, и если броситься в укрытие сразу, то большая часть излучения вас не заденет.

Световое излучение — поток световых лучей, исходящих из области огненного шара.
Воздействие светового излучения на человека и различные объекты в зависимости от их удаления.

Срочное укрытие (или хотя бы пресловутую «складку местности») стоит выбирать на расстоянии не дальше трех шагов, так, чтобы попасть туда одним броском. Лучший вариант — кювет у дальней от взрыва стороны дороги. В крайнем случае можно просто броситься на землю лицом вниз, головой от взрыва, засунув руки под тело. Если есть капюшон, натяните его на голову прямо в падении. Зимой можно поднять воротник или просто натянуть верхнюю одежду на голову.


Для защиты от светового излучения используйте защитные сооружения и местные предметы, создающие тень. Во избежание ожогов следует защитить открытые участки кожи.

Оказавшись в машине, затормозите до полной остановки, поставьте ее на ручник, стараясь не подниматься выше линии ветрового стекла. Кстати, не забудьте закрыть окна автомобиля. В квартире или офисе укройтесь под ближайшим столом ниже линии окна, а в крайнем случае — повалите его так, чтобы от ожогов защищала столешница. Иначе вам точно не поздоровится.

На незащищенной поверхности кожи излучение W88 способно вызывать сплошные ожоги третьей степени на расстоянии до 8,76 км от эпицентра. Это самый «дальнобойный» поражающий фактор атомного оружия при воздушном взрыве, а еще и самый коварный: быстрая гибель нервных клеток притупляет ощущение боли. Не заметив поражения, можно легко коснуться обожженной части и дополнительно ее повредить.

Зависимость степени ожога от светового импульса

  • ожог I степени 80 — 160 кДж/м2: Покраснение и припухлость кожи.
  • ожог II степени 160 — 400 кДж/м2: Образование пузырей.
  • ожог III степени 400 — 600 кДж/м2: Омертвление глубоких слоев кожи.
  • ожог IVстепени > 600 кДж/м2: Обугливание кожи и более глубоких тканей.

Минуты до взрыва

Если вы услышали предупреждение гражданской обороны — а оно на 5−10 минут опередит ядерные взрывы, — все должно сложиться заметно лучше. Вы либо доберетесь до убежища, если заранее позаботитесь узнать, где оно находится, либо добежите до подвала — это, конечно, если он в вашем доме открыт. По крайней мере, зашторите окна и успеете укрыться.

Половина энергии атомного взрыва уходит в ударную волну. Если вы находитесь к взрыву ближе 5 км, большинство жилых домов обрушатся хотя бы частично. Обломки дома — главная опасность в таком варианте. Из 340 тыс. жителей Хиросимы от взрыва погибло менее 80 тыс., хотя домов было уничтожено почти 70%. Причина этого проста: традиционный японский дом с легким деревянным каркасом и бумажными стенами далеко не так опасен. Бетонные городские «скворечники» таким образом оказываются куда менее надежным убежищем.

Подвал в этом отношении — место вполне надежное. Житель Хиросимы Эйдзо Номура выжил в подвале, находясь в 170 м от эпицентра взрыва. Поможет он и от радиации: Номура хотя и переболел лучевой болезнью, прожил еще много десятилетий и умер уже в преклонном возрасте. При этом от лучевой болезни погибали люди, оставшиеся на поверхности и в километре от взрыва. Не исключено, что вход в подвал завалит и вам придется дожидаться помощи несколько дней. Держите наготове воду, закройте окна и щели, чтобы внутрь проникало меньше радиоактивной пыли.

По мере увеличения мощности ядерной боеголовки зона сплошных разрушений быстро растет, а вот область поражения проникающей радиации расширяется куда медленнее. Гамма-фотоны имеют крайне малую длину волны, поэтому хорошо поглощаются воздухом. Стоит учесть, что чем мощнее боеприпас, тем выше оптимальная высота его подрыва над городом. В Хиросиме это были 600 м, для W88 эта цифра втрое больше. Поэтому W88 даст сильное радиационное поражение (от 5 зивертов) в радиусе около 1,32 км, а «Малыш» в Хиросиме сработал в радиусе 1,2 км. Разница лишь немногим более 10%, причем на практике доля погибших от лучевой болезни будет даже меньше, чем в 1945-м.

При дозе рентгеновского или гамма-излучения, равной 1 Р, в 1 см³ воздуха образуется 2,082·109 пар ионов. Единица экспозиционной дозы в Международной системе единиц (СИ) — кулон на килограмм (Кл/кг, C/kg). 1 Кл/кг = 3876 Р; 1 Р = 2,57 976·10−4 Кл/кг.

Дело в том, что в Хиросиме радиус зоны тяжелых разрушений (>0,14 МПа, разрушение 100% зданий) составил всего лишь 340 м, средних разрушений (>0,034 МПа, разрушение более половины зданий) — только 1,67 км. А вот от W88 над Москвой радиус тяжелых разрушений будет 1,1 км, средних — 5,19 км. Едва ли какой-то жилой дом устоит в зоне радиационного поражения (1,32 км). В таком положении вы либо в подвале, живы и защищены от радиации, либо уже заведомо погибли. Будем откровенны, в зоне тяжелых разрушений радиация от W88 лишь умеренно опасна для тех, кто остался в живых.

Часы до взрыва

Если ядерная война и начнется, то наверняка это будет после какого-то внешнеполитического обострения. Вы давно подозревали самое неприятное и слушали радио. Это все еще самый надежный метод: SMS-оповещения при массовой рассылке по всей стране могут и не справиться. Итак, вы услышали предупреждение минут за 5−10. Скажем честно: убежища за постсоветские годы в большинстве деградировали и перестали быть надежными укрытиями. Так что если после взрыва прошли минуты, а вы оказались неподалеку, но еще живы, то скорее всего находитесь в обычном подвале. Что дальше?

Радиус поражения на примере Москвы

Оптимальный вариант — ничего не делать как минимум сутки, а если есть вода, то и несколько дней. Никакой огонь вам, скорее всего, не угрожает. В Хиросиме свирепствовал настоящий общегородской пожар с огненным смерчем, но причиной его стали опрокинутые дома из дерева и бумаги, воспламенившиеся от несовершенной электропроводки и открытых очагов. Наши поврежденные газопроводы могут дать взрывы, пожары — нечасто. Бетонные стены, под обломками которых будет погребена основная масса горючих материалов, не позволят разойтись огненному смерчу. Даже в Нагасаки настоящего общегородского пожара так и не случилось.

И все же есть ли смысл сидеть в подвале днями? Есть, и немалый, — особенно если вы оказались в Москве. Ведь именно по столице в случае глобального конфликта ударит больше боеголовок, чем по какому-либо другому городу на планете. В Москве расположены ключевые центры управления, прикрытые эффективной противоракетной обороной. Чтобы гарантированно добраться до них, США вынуждены нацеливать множество ракет, с запасом.

Москва подвергнется множеству ударов, и какие-то из них наверняка будут наземными, чтобы достать заглубленные убежища для военно-политической верхушки. Энергия таких взрывов быстрее поглощается поверхностью земли, что делает их в целом куда менее разрушительными — фактически ими пользуются лишь для атаки на глубокие защищенные цели. Однако наземные взрывы создают массу пыли, выпадающей радиоактивными осадками — знаменитым «фоллаутом».

Именно поэтому стоит посидеть в подвале. Самые тяжелые частицы упадут быстро, к тому же опасные изотопы в них содержатся в основном короткоживущие. Уже через 7 часов доза в зоне поражения упадет десятикратно, через 49 часов — в 100 раз, а через 14 дней — в тысячу. Спустя 14 недель даже в прежней «красной» зоне можно будет гулять почти без риска для жизни. Так что первые несколько дней лучше остаться в подвале, а если есть вода и еда, то стоит задержаться и на недели. К этому времени, быть может, подоспеет и помощь.

Большинство из нас, увидев вспышку в небе, скорее начнет с удивлением на нее глазеть, а не искать укрытие. Сам случай провел такие мини-учения, ведь визуально отличить ядерный взрыв от взрыва астероида в атмосфере почти невозможно. Такой огненный шар разорвался над Челябинском в 2013 году и сопровождался множеством непонимающих взглядов, и вряд ли кто-то бросился при вспышке на землю. В случае ядерной войны (или падения астероида чуть больше челябинского) такие любители поглазеть потеряют зрение, чувствительность кожи лица, а возможно, и саму кожу.

Немного оптимизма

Добавим еще немного оптимизма. Как показывают теоретические модели, значительная часть населения переживет первые ядерные удары по городам. Вопреки историям про радиоактивный пепел, подсчитано, что в США выживет под 60%. В России, в силу большей скученности населения и многоэтажной застройки, доля выживших будет чуть меньше, но все же довольно солидной. Но как же конец света, ядерная зима, голод и полчища мутантов?

К сожалению, анализ городского фольклора в наши задачи не входит. Поэтому просто отметим: ядерной зимы на практике не случится. Гипотеза о ней опиралась на предположение об образовании огненных смерчей над городами, зажженными атомными ударами. С ними сажа может достигать стратосферы, выше уровня обычных облаков, и оставаться там годами. Однако сегодня специалисты сходятся на том, что такой сценарий для современного мегаполиса маловероятен, и даже если отдельные огненные смерчи возникнут, их силы не хватит для подъема сажи в стратосферу. А из тропосферы она с осадками упадет вниз за считаные недели и не сможет надолго помешать солнечному свету достигать поверхности планеты.

Не стоит ждать и вселенского голода: погибнут почти исключительно жители городов — то есть потребители, а не производители еды. Заражение полей будет умеренным и локальным, ведь удары не станут наносить по малозаселенной сельской местности. Да и долгоживущих изотопов после взрыва атомной бомбы остается довольно мало: вес делящегося вещества в бомбе слишком невелик. Уже на следующий год радиация в полях редко где останется заметной угрозой.

Существование после начала Третьей мировой будет очень тяжелым. Но если вам не посчастливилось умереть после первого удара, легко и просто, то придется постараться жить дальше.

(с)

Похожие записи






top